Биографии украинских писателей - Форум Умных Умников!
Сайт Умных УмниковПонедельник, 05.12.2016, 05:20

Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Биографии украинских писателей - Форум Умных Умников! | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 212»
Модератор форума: Умница, Mariy 
Форум Умных Умников! » Знаменитые личности) » Биографии (но не целые) » Биографии украинских писателей
Биографии украинских писателей
УмницаДата: Вторник, 13.05.2008, 21:34 | Сообщение # 1
Admin
Группа: ВеселаЯ АдминкА
Сообщений: 417
Репутация: 8
Статус: Offline
Пишите!

Умница и умничка.
 
MariyДата: Вторник, 13.05.2008, 21:35 | Сообщение # 2
Умный Умник
Группа: УмнаЯ УмничкА
Сообщений: 438
Репутация: 6
Статус: Offline
Тара́с Григо́рьевич Шевче́нко (25 февраля (9 марта) 1814, село Моринцы Киевской губернии, теперь в Черкасской области, — 26 февраля (10 марта) 1861, Санкт-Петербург), — выдающийся украинский поэт и художник. Литературное наследие Шевченко считается основой украинской литературы и, во многом, современного украинского языка. Шевченко также писал по-русски, и оставил много выдающихся произведений живописи, многие из которых сохранились.

После смерти, Тарас Шевченко стал знаковой, почти культовой, фигурой в формировании национального самосознания среди украинской интеллигенции, и его влияние на национальную культуру остается значительным по сей день.

Прикрепления: 3282423.jpg(8Kb) · 7853449.jpg(8Kb) · 9707410.jpg(13Kb)
 
MariyДата: Вторник, 13.05.2008, 21:35 | Сообщение # 3
Умный Умник
Группа: УмнаЯ УмничкА
Сообщений: 438
Репутация: 6
Статус: Offline
Леся Украинка
(1871 - 1913)
Биография
....Во многих ее стихах часто повторяются два слова: "крылья" и "песня". Может быть, оттого, что самой сильной мечтой ее всегда было взлететь, преодолевая оковы слабого тела, а строки ее стихов, наполнены мягкими и печальными напевами родной земли, где бы она не находилась: под жарким солнцем Египта,серым и дождливым небом Германии или у берегов Средиземного моря в Греции...

Леся Украинка родилась 25 февраля 1871 года в г. Новоград -Волынском, в той части Украины, которая входила в состав Российской империи.

В семье не чуждой высоких духовных интересов : мать - писательница, творившая под псевдонимом: Олена Пчилка ( Ее поэзию и рассказы на родном языке для детей, хорошо знали на Украине), отец - высокообразованный помещик, очень любивший литературу и живопись. В доме Косачей часто собирались писатели, художники и музыканты, устраивались вечера и домашние концерты. Дядя Леси (так ее звали в семье и это домашнее имя стало ее литературным псевдонимом.) - Михаил Драгоманов, впоследствии дружески опекавший племянницу и всяческий помогавший ей, - был известным ученым, общественным деятелем, подолгу жил за границей во Франции и Болгарии. Он водил знакомство с Иваном Сергеевичем Тургеневым, Виктором Гюго, был в курсе всех новейших литературных и политических событий и часто пополнял библиотеку племянницы посылками из - за границы.

Любимая всеми Леся поначалу росла здоровой и веселой. Она не получила систематического образования, так как не посещала гимназии. Ее единственным и довольно строгим домашним учителем была мать , Ольга Петровна. Она разработала собственную программу обучения, отличавшуюся широтой и основательностью, но строгой системы в ней не было и об этом недостатке сама поэтесса впоследствии очень сожалела. Отец пытался настаивать на том, чтобы пригласить к Лесе преподавателей из гимназии, но разве можно было переспорить властную, самолюбивую Ольгу Петровну, привыкшую к тому, что в жизни Леси должны быть главными только ее решения?!! Обстоятельства судьбы дочери способствовали этому ошибочному убеждению.

Необычайно талантливая, восприимчивая, ранимая, с глубоким, истинным, музыкальным дарованием, (она начала играть и сочинять маленькие музыкальные пьесы с пяти лет!) в возрасте восьми лет написавшая первое стихотворение, Леся в 1881 году неожиданно тяжело заболела. Ее мучила нестерпимая боль в правой ноге. Сперва решили, что у нее острый ревматизм, лечили ваннами, мазями, травами, но все было бесполезно. Боль перешла в руки.

Врачи, наконец, смогли определить, что это - туберкулез кости. На музыкальной карьере Леси был поставлен крест. После первой, сложной, но крайне неудачной, операции рука осталось искалеченной! Тогда -то в глазах хрупкой девочки впервые появилась печаль. Она и в дальнейшем, словно легкое покрывало, будет окутывать все ее творчество. Отныне много месяцев в году девочка должна лежать в постели, не делать резких движений, все время испытывать мучительную боль...

Родители не сдавались.Они возили девочку к морю, на грязевые ваннны и купания, обращались к лучшим врачам, народной медицине, заграничным профессорам в Германии, но все было тщетно. Болезнь если и отступала, то не надолго. Лесе теперь приходилось только вспоминать ее таинственные ночные прогулки по усадебному парку в Колодяжном (имении Косачей на Волыни), когда она слушала и ей казалось, что слышала сонное дыхание листвы и трав, видела купающуюся в пруду ведьму - русалку Мавку, вплетающую в волосы желто - белую кувшинку, ловила руками лунные лучи....

Об этих прогулках взрослые и не подозревали тогда! Позднее, когда мать говорила Лесе, что на создание ее прекрасной драмы - феерии "Лесная песня" (1911 год) повлияли только образы классической литературы, поэтесса смело отрицала это:" Я не поминаю лихом волынские леса. Вспомнив о них, написала "драму - феерию" в их честь и она принесла мне много радостей!"( Л. Украинка - А.Е. Крымскому* 14 октября 1911 года) (*А.Е.Крымский - ученый, филолог и историк - востоковед, большой другЛ Косач, помогавший ей в обработке и записи народных преданий и песен -автор.)

Она всегда и во всем пыталась отыскать радость, даже в малом! В ней жил неукротимый дух. Самозабвенно, ночами, изучала языки: болгарский, испанский, латинский, древнегреческий, итальянский, польский, немецкий,не говоря об английском и французском, географию, историю Востока и восточных культур, историю искусства и религий, а для своих младших сестер в 19 - тилетнем возрасте (!) написала учебник :" Древняя история восточных народов". Михайло Павлык - украинский писатель и общественный деятель - вспоминал об одной из встреч с поэтессой во Львове в 1891 году: " Леся просто ошеломила меня своим образованием и тонким умом: Я думал, что она живет только поэзией, но это далеко не так. Для своего возраста это - гениальная женщина. Мы говорили с ней очень долго, и в каждом ее слове я видел ум и глубокое понимание поэзии, науки и жизни!"

Лесе было всего лишь двадцать лет! Год назад, в 1893, во Львове,(Западная Украина) вышла тоненькая книжечка ее стихов названная:" На крыльях песни" и тепло встреченная критикой и публикой. Книга быстро сделала ее популярной.

Иван Франко писал с восхищением о "чуде жизнеутверждения"- стихах молодой поэтессы, которые словно выросли из украинских песен и сказок.

"Читая мягкие и расслабленные или холодно резонерские сочинения украинцев - мужчин и сравнивая их с этими бодрыми, сильными и смелыми, и вместе с тем, такими искренними словами Леси Украинки, невольно думаешь, что эта больная, слабая девушка - едва ли не единственный мужчина во всей Украине!" - с горьким юмором заключал И.Франко.

Уже в ранней лирике читателей восхищало прекрасное владение словом, живая образность языка, богатство рифм и сравнений и что немаловажно - скрытая сила и глубокая одухотворенность: За печалью и легкой грустью скрывалась порой такая мудрость и жажда жизни, что те немногие, кто знал о личной драме поэтессы, лишь в восхищении качали головой. Надо сказать, что многие из стихотворений тоненького сборника почти сразу стали народными песнями. Их напевали часто и не зная имени автора.

В творчестве Леси Украинки слишком заметна тема родины, тема свободы для Украины, чтобы ее можно было обойти стороной. Ее дядя, сторонник идеи национальной независимости Украины от Российской империи, был вынужден эмигрировать за границу, тетка по отцу, Елена Антоновна Косач за участие в революционном движении не раз подвергалась арестам и ссылкам: Даже возлюбленный поэтессы, Сергей Мержинский(они познакомились в Крыму, в 1897 году), будучи смертельно больным, сам участвовал в революционном движении РСДРП, распостранял прокламации и листовки: И кто знает, может быть, именно потому, любящая, но властная, Ольга Петровна Косач так противилась сближению, а потом и роману, своей дочери с Сергеем Мержинским, что слишком пугала ее эта опасная деятельность, слишком хорошо она знала, к чему может привести увлеченность жажды подвига и жертвы, как может она разбить и изранить сердце и душу!

Далеко за примерами ей и ходить не надо было - полродни Косачей - Драгомановых находились в опале, включая родного брата Леси, Михаила, (* в будущем профессора Харьковского и Дерптского университетов) которого за сочувствие революционным и национальным идеям чуть не выгнали из университета!

Примешивалась к этому всему, конечно, еще и обычная эгоистическая материнская ревность, боязнь потерять контроль и власть над хрупким беспомощным существом, каким ей всегда казалась дочь.... Но лишь казалась...

Когда в 1901 году Сергей Константинович Мержинский будет умирать от туберкулеза легких, Ольга Петровна беспрекословно подчинится волевому решению дочери быть возле любимого и отпустит ее в Минск, к нему. Мержинский так и умрет на руках у Леси -Ларочки, как он звал ее, а она, - чтобы выйти из "апогея скорби", - за одну ночь напишет лирическую драму "Одержимая", используя древний библейский сюжет: Позже она скажет об этой своей работе: "Признаюсь, что я писала в такую ночь, после которой, верно, долго буду жить, если уж тогда жива осталась. Если бы меня кто-нибудь спросил как я из всего этого жива вышла, я бы могла ответить:"J'en ai fait un drame* - Я создала из этого драму! (*франц.)"

Но и не только драму. Цикл ее лучших лирических стихов 1898 - 1900 гг. посвящен Сергею Мержинскому. Он был опубликован только после смерти поэтессы и до сей поры потрясает глубиной и икренностью боли и высоты прекрасного любовного чувства! В одном из стихотворений 7 июня 1901 года есть такие строки:

"Уста твердят: Ушел он без возврата,

Нет, не покинул, - верит сердце свято.

Ты слышишь, как струна звенит и плачет?

Она звенит, дрожит слезой горячей.

Здесь в глубине трепещет в лад со мною:

"Я здесь, я здесь всегда, всегда с тобою!"

И в песнях ли хочу избыть я муку,

Иль кто нибудь сожмет мне нежно руку,

Иль задушевный разговор ведется,

Иль губ моих губами кто коснется -

Струна звенит, как эхо надо мною:

"Я здесь, я здесь всегда, всегда с тобою!"

(Уста твердят: Перевод А. Островского.)

Леся Украинка по натуре была очень скромным человеком и свои лирические стихи для публикаций отбирала особо тщательно. Многое из написанного при ее жизни так и не увидело свет, а академические издания 60 - годов двадцатого столетия давно позабыты: Лишь в ее великолепных драмах и поэмах мы видим ярчайшие отблески - отзвуки страстной, поэтичной натуры, способной на глубокое, самоотверженное чувство:

Когда умру, на свете запылают

Слова, согретые моим огнем.

И пламень, в них сокрытый, засияет

Заженный в ночь, гореть он будет днем...

(" Когда умру:" Перевод Н.Брауна.)

как - то пророчески написала она в 1896 году.

Внутренним пламенем чувства объято и одно из самых лучших ее творений - драма феерия "Лесная песня" Образ русалки - девушки Мавки, влюбленной в простого деревенского парня, ради которого она покинула озерный, лесной мир и пришла жить к людям, навеян сказками, легендами и поверьями, услышанными в детстве на Волынщине: Поэтесса писала эту поэму - драму дней десять, почти сразу набело, словно выплескивая из себя накопившийся поток слов и образов: Явственна здесь, конечно, перекличка и с волшебным миром Андерсена и его "Русалочкой." И с теми воспоминаниями в которые погружалась Леся, записывая очередные строчки драмы, которую она определила немецким словом marchendrama - сказочная. "Знаете ли Вы, что я люблю сказки и могу их выдумывать миллионы, хотя не написала до сих пор ни одной" - признавалась она в письме А.Е. Крымскому от 14 октября 1911 года.

"Лесная песня"- рассказ о трагической любви русалочки - Мавки, погибшей в жестоком и циничном мире людей с восторгом была принята читателями, но сценическая ее постановка была осуществлена только много позднее Киевским театром драмы имени Леси Украинки где-то в середине двадцатого века, в советское время. С тех пор она не сходит с театральных афиш самых разных театров драмы, так же как и другая прославленная пьеса поэтессы - "Каменный хозяин".

Написана она по мотивам легенды о знаменитом Дон-Жуане, воспетом многими классиками мировой литературы задолго до слабой женщины, писавшей на украинском языке: Вот что сама Лариса Петровна говорила о создании и замысле драмы "Каменный Хозяин или Дон-Жуан" в письме А. Е. Крымскому от 24 мая 1912 года: "Я написала Дон -Жуана! Вот того самого, "всемирного и мирового", не дав ему даже никакого псевдонима. Правда, драма (опять драма!) называется "Каменный хозяин", так как идея ее - победа каменного, консервативного начала, воплощенного в Командоре, над раздвоенной душой гордой и эгоистичной женщины (донна Анна), а через нее и над Дон - Жуаном, "рыцарем свободы". Не знаю, конечно, что у меня получилось, хорошо или плохо, но скажу Вам, что в этой теме что-то дьявольское, таинственное, недаром она уже скоро триста лет мучит людей. Говорю "мучит", ибо написано на нее много, а хорошего написано мало, на то ее и выдумал " враг рода человеческого", чтобы разбивались о нее подлинное вдохновение и самые глубокие мысли: Так или иначе, но вот уже и в нашей литературе есть Дон -Жуан, собственный, оригинальный тем, что написала его женщина, чего не было до сих пор, кажется...."

Новаторство писательницы было не только в том, что она оказалась первой (и единственной!) женщиной, написавшей один "из шедевров о шедевре", но и в том, что впервые Дон - Жуан был в этой драме был показан как тщеславный и эгоистичный человек, ради своих минутных прихотей и желаний готовый пойти на любое преступление: Он под стать гордой, язвительно - насмешливой донне Анне, признающей власть над людьми - даром для избранных, что ценится превыше богатства и любви! Но презревшие любовь ( олицетворенную в образе жертвующей для любимого честью и добрым именем Долорес) и Дон -Жуан и донна Анна замирают в каменном оцепенении Смерти: Финал драмы был ярок и необычен настолько, что многие из зрителей, вскрикивали от ужаса, увидев в зеркале на сцене образ Каменного Хозяина - Командора, в которого превратился Дон - Жуан, облачившись в его плащ!

Драма впервые была поставлена в 1914 году М.К. Садовским на сцене Киевского театра драмы и прошла с аншлагом. М.Садовский - великолепный актер и режиссер, исполнил в ней роль Командора.

А между тем для поэтессы жизнь разыгрывала последние акты ее собственной драмы.

Тридцати шести лет от роду, она вновь полюбила. Человека, который на ее чувства ответил не менее искренней и глубокой привязанностью - Климента Квитка, ученого музыковеда- фольклориста, собирателя народных преданий и песен Мать Леси снова была яростно против всяческих отношений дочери "с каким -то нищим", как она презрительно называла Климента - человека мягкого по характеру, замкнутого, стеснительного, пережившего в детстве глубокую личную драму -он рос в приемной семье. Но Квитка так страстно привязался к тоненькой, больной женщине с большими печальными глазами, понимающей его с полуслова, что наотрез отказался ее покинуть! И, несмотря на весь гнев и мрачные прогнозы будущего молодых, Ольга Петровна была вынуждена согласиться на брак дочери.

Она, однако, продолжала отравлять ее жизнь письмами, в которых пыталась всячески опорочить Климента, называя его "бессчестным человеком, женившимся на деньгах Косачей - Драгомановых". Здесь ее уже трудно было оправдать и понять. Материнская ревность, как и любовь, - глубокий омут!

Молодые приняли решение: отказались от помощи родителей. Все деньги, необходимые на лечение тяжелобольной жены Климент зарабатывал сам. Продавали все, что можно было продать: вещи, нехитрый скарб, кухонную утварь. Дорожили только библиотекой.

Леся лечилась в Египте и Греции, в Германии и Австрии. Все было бесполезно. К обострившемуся процессу костного туберкулеза прибавилась неизлечимая болезнь почек. Она скончалась в г. Сурами (Грузия) первого августа 1913 года. Улетела "на крыльях песни". Осуществилась ее давняя мечта: она всегда хотела потрогать руками облака...

Прикрепления: 8699459.jpg(5Kb)
 
УмницаДата: Вторник, 13.05.2008, 21:36 | Сообщение # 4
Admin
Группа: ВеселаЯ АдминкА
Сообщений: 417
Репутация: 8
Статус: Offline
+22

Умница и умничка.
 
Аняшка-умняшкаДата: Среда, 14.05.2008, 18:21 | Сообщение # 5
Умный Умник
Группа: УмнаЯ УмничкА
Сообщений: 287
Репутация: 7
Статус: Offline
Григорий Сковорода родился 22 ноября (3 декабря) в селе Чернухи Полтавской губернии в зажиточной семье казака.Сначала учился в Киевской духовной академии, а затем был отправлен в придворную певческую капеллу (в Санкт-Петербург).
В 1744 году получил увольнение с должности певчего, в звании придворного уставщика, и перебрался в Киев продолжать обучение в академии. Желая по странствовать по миру притворился сумасшедшим, вследствие чего был исключён из бурсы. Вскоре в качестве церковника при генерале Вишневском отправился заграницу. За три года побывал в Польше, Венгрии (был в Токае), Австрии (по некоторым данным, также в Италии и Германии), овладел несколькими языками, в том числе латынью, древнегреческим, древнееврейским и немецким. Знал как древнюю, так и новоевропейскую философию. В начале 1750-х преподавал поэтику в Переяславской семинарии, был также домашним учителем. Hаписал для семинарии «Руководство о поэзии»; когда же переяславский епископ потребовал, чтобы Сковорода преподавал предмет по старине, Сковорода не согласился, вследствие чего был уволен. В 1759—1769 преподавал в Харьковском Коллегиуме. За неортодоксальные мысли, к тому же истолкованные в превратном смысле, дважды был отстранен от работы но возвращался. Будучи отстранён в третий раз уже к преподавательской деятельности не вернулся.

В последующие годы Сковорода по большей части вел жизнь бродяги, слоняясь по Слободской Украине, останавливаясь в крестьянских избах. Он отказывался от предлагаемых ему должностей и занятий, посвящая свое время поучению людей нравственности, как словом, так и своим образом жизни. Труды философа при жизни не печатались.

Сковорода умер 29 октября (9 ноября) 1794 года в селе Ивановка Харьковской губерни

Прикрепления: 4351579.jpg(4Kb)


Я очень умная!Люблю общаться с такими же!
 
Аняшка-умняшкаДата: Среда, 14.05.2008, 18:25 | Сообщение # 6
Умный Умник
Группа: УмнаЯ УмничкА
Сообщений: 287
Репутация: 7
Статус: Offline
Тара́с Григо́рьевич Шевче́нко (25 февраля (9 марта) 1814, село Моринцы Киевской губернии, теперь в Черкасской области, — 26 февраля (10 марта) 1861, Санкт-Петербург), — выдающийся украинский поэт и художник. Литературное наследие Шевченко считается основой украинской литературы и, во многом, современного украинского языка. Шевченко также писал по-русски, и оставил много выдающихся произведений живописи, многие из которых сохранились.

После смерти, Тарас Шевченко стал знаковой, почти культовой, фигурой в формировании национального самосознания среди украинской интеллигенции, и его влияние на национальную культуру остается значительным по сей день.Тарас Григорьевич Шевченко родился в селе Моринцы Звенигородского уезда Киевской губернии в семье крепостного крестьянина помещика П. В. Энгельгардта. Через два года родители Тараса переселились в село Кирилловка, где он провёл всё детство. Мать его умерла в 1823 г.; в том же году отец женился вторично на вдове, имевшей троих детей. Она относилась к Тарасу сурово. До 9-летнего возраста Шевченко находился на попечении природы, да отчасти старшей сестры своей, Екатерины, девушки доброй и нежной. Вскоре она вышла замуж. В 1825 г., когда Шевченко шёл 12-й год, умер его отец. С этого времени начинается тяжёлая кочевая жизнь беспризорного ребёнка, сначала у учителя-дьячка, затем у соседних маляров. Одно время Шевченко был пастухом овец, затем служил у местного священника погонычем. В школе учителя-дьячка Шеченко выучился грамоте, а у маляров познакомился с элементарными приёмами рисования. На шестнадцатом году жизни в 1829 г. он попал в число прислуги помещика Энгельгардта, сначала в роли поварёнка, затем казачка. Страсть к живописи не покидала его.

Пребывая в Вильне, Энгельгардт отдал Шевченко в обучение преподавателю Виленского университета портретисту Яну Рустему. В Вильне Шевченко пробыл около полутора лет.Тарас Григорьевич Шевченко родился в селе Моринцы Звенигородского уезда Киевской губернии в семье крепостного крестьянина помещика П. В. Энгельгардта. Через два года родители Тараса переселились в село Кирилловка, где он провёл всё детство. Мать его умерла в 1823 г.; в том же году отец женился вторично на вдове, имевшей троих детей. Она относилась к Тарасу сурово. До 9-летнего возраста Шевченко находился на попечении природы, да отчасти старшей сестры своей, Екатерины, девушки доброй и нежной. Вскоре она вышла замуж. В 1825 г., когда Шевченко шёл 12-й год, умер его отец. С этого времени начинается тяжёлая кочевая жизнь беспризорного ребёнка, сначала у учителя-дьячка, затем у соседних маляров. Одно время Шевченко был пастухом овец, затем служил у местного священника погонычем. В школе учителя-дьячка Шеченко выучился грамоте, а у маляров познакомился с элементарными приёмами рисования. На шестнадцатом году жизни в 1829 г. он попал в число прислуги помещика Энгельгардта, сначала в роли поварёнка, затем казачка. Страсть к живописи не покидала его.

Пребывая в Вильне, Энгельгардт отдал Шевченко в обучение преподавателю Виленского университета портретисту Яну Рустему. В Вильне Шевченко пробыл около полутора лет.Освобождение Шевченко состоялось в 1857 г., благодаря настойчивым за него ходатайствам графа Ф. П. Толстого и его супруги графини А. И. Толстой. С продолжительными остановками в Астрахани и Нижнем Новгороде Ш. вернулся по Волге в Петербург и здесь на свободе предался поэзии и искусству. Тяжёлые годы ссылки, в связи с укоренившимся в Новопетровском алкоголизмом, привели быстрому ослаблению здоровья и таланта. Попытка устроить ему семейный очаг (актриса Пиунова, крестьянки Харита и Лукерья) не имели успеха. Проживая в Петербурге (с 27 марта 1858 г. до июня 1859 г.), Ш. был дружески принят в семье вице-президента академии художеств графа Ф. П. Толстого. Жизнь Ш. этого времени хорошо известна по его «Дневнику», подробно переданному его биографами нового времени (преимущественно Конисским). В 1859 г. Ш. побывал на родине. Тут у него возникла мысль купить себе усадьбу над Днепром. Было выбрано красивое место под Каневом. Ш. усиленно хлопотал о приобретении, но поселиться тут ему не пришлось: он был тут похоронен, и место это стало объектом паломничества для всех почитателей его памяти. Отвлекаемый многочисленными литературными и художественными знакомствами, Ш. в последние годы мало писал и мало рисовал. Почти все своё время, свободное от званых обедов и вечеров, Ш. отдавал гравированию, которым тогда сильно увлекался. Незадолго до кончины Ш. взялся за составление школьных учебников для народа на украинском языке. Скончался Ш. 26 февраля 1861 г. Похоронные речи напечатаны в «Основе» 1861 г. (март).
Шевченко имеет двоякое значение, как писатель и как художник. Его стихи, повести и рассказы на русском языке уникально сильны в художественном отношении. Вся литературная сила Шевченко — в его «Кобзаре». По внешнему объёму «Кобзарь» не велик, но по внутреннему содержанию это памятник сложный и богатый: это украинский язык в его историческом развитии, крепостничество и солдатчина во всей их тяжести, и наряду с этим не угасшие воспоминания о казацкой вольности. Здесь сказываются удивительные сочетания влияний: с одной стороны — украинского философа Сковороды и народных кобзарей, с другой — Мицкевича, Жуковского, Пушкина и Лермонтова. В «Кобзаре» отразились киевские святыни, запорожская степная жизнь, идиллия украинского крестьянского быта — вообще исторически выработавшийся народный душевный склад, со своеобразными оттенками красоты, задумчивости и грусти. При посредстве своего ближайшего источника и главного пособия — народной поэзии, Шевченко. тесно примыкает к казацкому эпосу, к старой украинской и отчасти польской культуре и даже стоит в связи, по некоторым образам, с духовно-нравственным миром «Слова о Полку Игореве». Главная трудность изучения поэзии Шевченко заключается в том, что она насквозь пропитана народностью; крайне трудно, почти невозможно определить, где кончается украинская народная поэзия и где начинается личное творчество Шевченко. Ближайшее изучение открывает литературные источники, которыми пользовался Шевченко то удачно, то неудачно. Таким источником была поэзия Мицкевича (см. ст. г-на Колессы в «Записках Товарыства Шевченка»), отчасти Н. Маркевич (см. ст. г-на Студинского в № 24 «Зори», 1896 г.). Шевченко любил Пушкина, знал многие его стихотворения наизусть — и при всем том влияние Пушкина на поэзию Шевченко трудно определить за украинскими наслоениями. Заметно влияние «Братьев разбойников» на «Варнака», влияние «Египетских ночей», «Редеет облаков летучая гряда». Есть ещё одно препятствие для научного анализа Шевченко — художественная цельность, простота и задушевность его стихотворений. Его поэмы туго поддаются холодному и сухому разбору. Чтобы определить воззрения Шевченко на задачи и цели поэтического творчества, нужно обратить внимание не только на те признания, которые находятся в «Орыся моя, ниво», «Не нарикаю я на Бога», «За думою дума»; нужно привлечь ещё те места, где говорится о счастье, как понимает его поэт, о славе. В особенности важны в смысле поэтических признаний все те места, где говорится о кобзаре, о пророке и о думах, как любимых детях. В большинстве случаев поэт подразумевает под кобзарем самого себя; поэтому он внёс во все обрисовки кобзаря много лирического чувства. Исторически сложившийся образ народного певца был по душе поэту, в жизни и нравственном облике которого действительно было много кобзарского. О кобзаре Шевченко говорит очень часто; реже, сравнительно, встречается пророк. К стихотворениям о пророке тесно примыкает небольшое, но сильное стихотворение об апостоле правды. В обрисовке пророка, в особенности в стихотворении «Неначе праведных дитей», заметно влияние Лермонтова.Шевченко имеет двоякое значение, как писатель и как художник. Его стихи, повести и рассказы на русском языке уникально сильны в художественном отношении. Вся литературная сила Шевченко — в его «Кобзаре». По внешнему объёму «Кобзарь» не велик, но по внутреннему содержанию это памятник сложный и богатый: это украинский язык в его историческом развитии, крепостничество и солдатчина во всей их тяжести, и наряду с этим не угасшие воспоминания о казацкой вольности. Здесь сказываются удивительные сочетания влияний: с одной стороны — украинского философа Сковороды и народных кобзарей, с другой — Мицкевича, Жуковского, Пушкина и Лермонтова. В «Кобзаре» отразились киевские святыни, запорожская степная жизнь, идиллия украинского крестьянского быта — вообще исторически выработавшийся народный душевный склад, со своеобразными оттенками красоты, задумчивости и грусти. При посредстве своего ближайшего источника и главного пособия — народной поэзии, Шевченко. тесно примыкает к казацкому эпосу, к старой украинской и отчасти польской культуре и даже стоит в связи, по некоторым образам, с духовно-нравственным миром «Слова о Полку Игореве». Главная трудность изучения поэзии Шевченко заключается в том, что она насквозь пропитана народностью; крайне трудно, почти невозможно определить, где кончается украинская народная поэзия и где начинается личное творчество Шевченко. Ближайшее изучение открывает литературные источники, которыми пользовался Шевченко то удачно, то неудачно. Таким источником была поэзия Мицкевича (см. ст. г-на Колессы в «Записках Товарыства Шевченка»), отчасти Н. Маркевич (см. ст. г-на Студинского в № 24 «Зори», 1896 г.). Шевченко любил Пушкина, знал многие его стихотворения наизусть — и при всем том влияние Пушкина на поэзию Шевченко трудно определить за украинскими наслоениями. Заметно влияние «Братьев разбойников» на «Варнака», влияние «Египетских ночей», «Редеет облаков летучая гряда». Есть ещё одно препятствие для научного анализа Шевченко — художественная цельность, простота и задушевность его стихотворений. Его поэмы туго поддаются холодному и сухому разбору. Чтобы определить воззрения Шевченко на задачи и цели поэтического творчества, нужно обратить внимание не только на те признания, которые находятся в «Орыся моя, ниво», «Не нарикаю я на Бога», «За думою дума»; нужно привлечь ещё те места, где говорится о счастье, как понимает его поэт, о славе. В особенности важны в смысле поэтических признаний все те места, где говорится о кобзаре, о пророке и о думах, как любимых детях. В большинстве случаев поэт подразумевает под кобзарем самого себя; поэтому он внёс во все обрисовки кобзаря много лирического чувства. Исторически сложившийся образ народного певца был по душе поэту, в жизни и нравственном облике которого действительно было много кобзарского. О кобзаре Шевченко говорит очень часто; реже, сравнительно, встречается пророк. К стихотворениям о пророке тесно примыкает небольшое, но сильное стихотворение об апостоле правды. В обрисовке пророка, в особенности в стихотворении «Неначе праведных дитей», заметно влияние Лермонтова.

Прикрепления: 8217303.jpg(8Kb) · 8686916.jpg(8Kb)


Я очень умная!Люблю общаться с такими же!
 
MariyДата: Четверг, 15.05.2008, 17:51 | Сообщение # 7
Умный Умник
Группа: УмнаЯ УмничкА
Сообщений: 438
Репутация: 6
Статус: Offline
Ива́н Я́ковлевич Франко́ (укр. Іван Якович Франко; 27 августа 1856, с. Нагуевичи, Дрогобычский повет, Галиция — 28 мая 1916, Львов) — выдающийся представитель украинской литературы XIX—XX веков, писатель, поэт, беллетрист, учёный, публицист и деятель революционного социалистического движения на западе Украины. Один из инициаторов основания Русско-украинской радикальной партии, действовавшей на территории Австрии.

Биография
Родился в семье крестьянина-кузнеца; первые годы своего детства он в своих рассказах изображает самыми светлыми красками. Отец умер раньше, чем сын окончил дрогобычскую базилианскую «нормальную» школу; но отчим, тоже крестьянин, озаботился о продолжении его образования. Вскоре умерла и мать Франко, так что на лето он приезжал в чужую семью — и все же пребывание в ней казалось мальчику раем в сравнении со школой, где грубые и необразованные учителя, поблажая детям богачей, бесчеловечно истязали детей небогатых родителей; по признанию Ивана Франко, ненависть к притеснению одного человека другим он вынес из нормальной школы. Как здесь, так потом в гимназии, он шёл первым учеником; летом гимназист пас скот и помогал в полевых работах; стихотворные переводы из Библии, античных и западноевропейских писателей, которыми он тогда занимался, писал на народном малорусском языке.

Поступив в 1875 году во Львовский университет, Франко присоединился к студенческому кружку партии так называемой москвофильской, которая тогда была в Галиции ещё сильна; эта мнимо-русская партия питает, под именем любви к России, исключительно любовь к её реакционным и темным элементам, совершенно не знает русской литературы и, в своем презрении к малорусским крестьянам, пишет так называемым «язычием», то есть языком, представляющим смесь российской тредьяковщины со словами польскими и малорусскими. На таком язычии Франко стал помещать в органе студентов-москвофилов «Друг» свои стихотворения и длинный фантастический роман «Детрiи и Добощуки», в стиле Гофмана.

Под влиянием писем киевского профессора Михаила Драгоманова, молодёжь, группировавшаяся вокруг «Друга», познакомилась с русской литературой эпохи великих реформ и вообще с русскими писателями, и прониклась демократическими идеалами, после чего и орудием своей литературной речи избрала язык своего галицкого демоса — малорусский; таким образом малорусская литература получила в свои ряды, вместе со многими другими талантливыми работниками, и Франко. Разъяренные массовой потерей молодежи, старые москвофилы, особенно редактор крайне ретроградского «Слова» В. Площанский, обратились к австрийской полиции с доносами на редакцию «Друга». Члены её в 1877 году были все арестованы, и Иван Франко провел 9 месяцев в тюрьме, в одной комнате с ворами и бродягами, в ужасных гигиенических условиях. По его выходе из тюрьмы от него, как от опасного человека, отвернулось все галицкое обскурантное общество — не только москвофилы, но и так называемые народовцы, то есть украинофильские националисты старшего поколения, с убеждениями буржуазными или униатско-клерикальными. Франко должен был оставить и университет (он окончил университетский курс лет 15 спустя, когда готовился к профессорской кафедре).

Как это пребывание в тюрьме, так и вторичное заключение в 1880 году и ещё одно и 1889 году близко познакомили Франко с разнообразными типами подонков общества и тружеников-бедняков, доведенных нуждой и эксплуатацией до тюрьмы, и доставили ему ряд тем для беллетристических произведений, которые печатались преимущественно в редактируемых им журналах драгомановского направления; они-то составили главную славу Франко и немедленно начали переводиться на другие языки. Из числа их выделяются: цикл рассказов из быта пролетариев-работников и богачей-предпринимателей на нефтяных приисках в Бориславе; проникнутые гуманным отношением к человеческому достоинству повести из жизни воров и бывших людей; чуждые религиозного и национального антагонизма рассказы и повести из быта евреев (переведено на русский язык несколько раз; стихотворные поэмы из жизни евреев, ищущих правды).

Тюрьмой же навеяны и циклы лирических произведений, из которых одни, более глубокие и талантливые, но менее популярные, полны идеалистической грусти на широкие общечеловеческие мотивы, а другие, сделавшиеся в высшей степени популярными, энергично и эффектно призывают общество бороться против общественной (классовой и экономической) неправды. Франко проявил талант и в области объективного исторического романа: его «Захар Беркут» (1883, из времен татарского нашествия XIII века) получил премию даже на конкурсе национально-буржуазного журнала «Зоря», который не усмотрел в нём «натурализма Золя» (псевдоклассики и схоластики — галичане всегда выставляли против Франко этот упрек). На Украине этот роман привлек серьёзное внимание читателей к его автору, столь непохожему на заскорузлое большинство галичан, и положил начало более близкому общению Ивана Яковлевича с украинцами России.

За «натуралистическими» и «радикальными» произведениями Франко галичане тоже не могли не признать блестящего таланта, несмотря на то, что эти произведения содержали в себе вызов всему инертному, непросвещенному буржуазно-клерикальному галицкому обществу; огромная начитанность, литературная образованность и осведомленность Франко в вопросах политико-общественных и политико-экономических служили для народцев побуждением искать сотрудничества Франко в их органах.

Понемногу между Иваном Франко и народовцами установились мирные отношения, и в 1885 году он был приглашен ими даже в главные редакторы их литературно-научного органа «Зоря». Два года Ф. вел «Зорю» очень успешно, привлек в сотрудники её всех талантливейших писателей из Украины российской, а примирительное свое отношение к униатскому духовенству выразил прекрасной своей поэмой «Панськi жарти» («Барские шуточки»), в которой идеализирован образ старого сельского священника, полагающего душу свою за овцы своя. Тем не менее в 1887 г. наиболее рьяные клерикалы и буржуа настояли на удалении Ф. от редакции; другим народовцам не нравилась также чрезмерная любовь Ф. к русским писателям (Ф. и лично переводил очень много с русского языка, и многое издавал), в которой малорусскому шовинизму чуялась москалефильство.

Высшую симпатию Ф. нашёл зато у малороссов Украины, где его сборник стихов: «З вершин i низин» («С высот и долов», 1887; 2-е изд., 1892) многими переписывался и заучивался на память, а сборник рассказов из жизни рабочего люда: «В потi чола» (1890); есть русский перевод «В поте лица», Санкт-Петербург, 1901), привезенный в Киев в количестве нескольких сот экземпляров, был нарасхват раскуплен. Кое-что он начал помещать в «Киевской Старине», под псевдонимом «Мирон»; но и в Галиции народовцы поневоле продолжали искать его сотрудничества и напечатали, например, его антииезуитскую повесть «Миссiя» («Ватра», 1887). Её продолжение, «Чума» («Зоря», 1889; 3-е изд. — «Вик», Киев, 1902), должно было примирить народовцев с Ф., так как герой повести — чрезвычайно симпатичный священник-униат; участие Ф. в националистическом журнале «Правда» тоже предвещало мир; но состоявшееся в 1890 г. соглашение галицких народовцев с польской шляхтой, иезуитами и австрийским правительством заставило Ф., Павлика и всех прогрессивных малороссов Галичины отделиться в совершенно особую партию (см. Галицко-русское движение, том VII).

По соглашению 1890 г. (это так называемая «новая эра») малорусский язык приобретал в Австрии очень важные преимущества в общественной жизни и школе, до университета включительно, но зато на малорусскую интеллигенцию возлагалось обязательство жертвовать интересам крестьян, поддерживать унию с Римом и подавлять русофильство. Партия строгих демократов, организованная Ф. и Павликом для противовеса «новой эре», приняла название «русько-украiнська радикальна партия»; её орган «Народ» (1890—95), в котором Ф. писал очень много публицистических статей, существовал до смерти Драгоманова (он присылал статьи из Софии, где был тогда профессором); теперь вместо «Народа» эта очень усилившаяся партия располагает другими газетами и журналами.

«Народ» проповедовал беззаветную преданность интересам крестьянства, а полезным средством для поднятия крестьянского благосостояния считал введение общинного землевладения и артелей; идеалы германского социализма представлялись «Народу» нередко чем-то казарменным, «вроде Аракчеевских военных поселений» (слова Драгоманова), марксистская теория содействия пролетаризированию масс — бесчеловечной; Ф. кончил тем, что стал популяризовать (в «Життi i Словi») английское фабианство. В религиозном отношении «Народ» был ярым врагом унии и требовал свободы совести. В национальном отношении «Народ» так же крепко держался малорусского языка, как и «новоэристы», и считал употребление его обязательным для малорусской интеллигенции, но выводил такую необходимость из мотивов чисто демократических и провозглашал борьбу против шовинизма и русоедства. В полемике «Народа» против узконационалистической «Правды» наиболее едкие статьи принадлежали Ф.; изданный им том политических стихотворений («Нiмеччина», «Ослячi вибори» и т. п.) ещё более раздражал националистов. Усиленная публицистическая деятельность и руководство радикальной партией велись Ф. совершенно бесплатно; средства к жизни приходилось добывать усердной платной работой в газетах польских. Поэтому в первые два года издания «Народа» почти прекратились беллетристическое творчество Ф. и научные его занятия; времени, свободного от публицистики и политики, хватало Ф. разве на короткие лирические стихотворения (в 1893 г. издается сборник «Зiвяле листье» — «Увядшие листья» — нежно-меланхолического любовного содержания, с девизом для читателя: Sei ein Mann und folge mir nicht).

Около 1893 г. Ф. вдруг отдаётся преимущественно учёным занятиям, вновь записывается во Львовский университет, где намечается профессором Огоновским в преемники по кафедре древнерусской и малорусской словесности, потом доканчивает историко-филологическое образование в Венском университете на семинариях у академика Ягича, издает (1894) обширное исследование об Иоанне Вышенском и докторскую диссертацию: «Варлаам и Йоссаф», издаёт (с 1894 г.) литературно-историко-фольклорный журнал «Життье i Слово», печатает старорусские рукописи и т. д. В 1895 г., после удачной вступительной лекции Ф. в Львовском университете, профессорский сенат избрал его на кафедру малорусской и старорусской литературы, и Ф. мог радоваться, что наконец у него есть возможность сбросить с себя «ярмо барщины» (так он называл обязательную работу в польских газетах ради куска хлеба для себя и семьи) и посвятить себя всецело родной науке и литературе. Однако галицкий наместник граф Казимир Бадени не допустил до утверждения в профессуре человека, «который три раза сидел в тюрьме».

Тяжёлое пессимистическое настроение Ф. выразилось в его сборнике стихотворений: «Мiй Iзмарагд» (1898, составленного по образцу древнерусских «Измарагдов»); в одном из стихотворений исстрадавшийся поэт заявил, что он не в силах любить свою инертную, неэнергичную нацию, а просто будет ей верен, как дворовая собака, которая верна своему господину, хотя его не любит. Испорченность польско-шляхетского общества Ф. обрисовал в романах «Основи суспiльности» = «Столпы общества», «Для домашнього огнища» = «Ради семейного очага» 1898) и др. Такие произведения, как «Основи суспiльности», истолковывались польскими врагами Ф. в смысле осуждения не только польского дворянства, но и всего польского народа.

Всего больше Ф. поплатился за своё исследование о Мицкевиче, по случаю его юбилея: «Der Dichter des Verraths» (в венском журнале «Zeit»). Всеобщее негодование польского общества закрыло для него доступ в польские газеты и журналы, даже наиболее беспристрастного оттенка. Источником средств к существованию оставалась работа в журналах немецких, чешских, русских («Киевская Старина», «Северный Курьер»), но этого случайного заработка было недостаточно, и поэту одно время грозила слепота от тёмной квартиры и голодная смерть с семьей.

Как раз к этому времени «Учёное общество имени Шевченка во Львове» получило, под председательством профессора Грушевского, прогрессивный характер и предприняло несколько серий научных и литературных изданий; работа в этих изданиях стала оплачиваться и в число главных работников был привлечён Ф. С 1898 г. он состоит редактором «Лiтературно-Наукового Вiстника», лучшего малороссийского журнала, издаваемого обществом имени Шевченка; здесь печатается большая часть его беллетристических, поэтических, критических и историко-литературных произведений. Его роман «Перехреснi стежки» = «Перекрестные тропинки» (1900) изображает тернистую жизнь честного общественного деятеля-русина в Галичине, энергия которого должна в значительной степени тратиться на борьбу с мелкими дрязгами и вторжением политических врагов в его личную жизнь. Лирическим воспоминанием о пережитом печальном прошлом является сборник стихотворений: «Iз днiв журби» = «Из дней скорби» (1900). Учёные сочинения Ф. по истории, литературе, археологии, этнографии и т. п. издаются в «Записках» учёного общества имени Шевченка и — монографиями — в многочисленных «Трудах» секции общества, в одной из которых Ф. состоит председателем. Неполный перечень одних только заглавий написанного Ф., составленный М. Павликом, образовал объёмистую книгу (Львов, 1898).

25-летний литературный юбилей Ф. торжественно отпразднован в 1899 г. малороссами всех партий и стран. Лучшие малороссийские писатели России и Австрии без различия направлений посвятили Ф. сборник: «Привiт» (1898). Некоторые сочинения Ф. переведены на немецкий, польский, чешский и — преимущественно в последнее время — русский язык. Из обширной литературы о Ф. важны:

предисловие Драгоманова к «В потi чола» (Львов, 1890), где помещена автобиография Ф.;
обстоятельная биография и анализ произведений — в «Истории малороссийской литературы» профессора Огоновского;
статья О. Маковея в «Лiт.-Н. Вiстн.» (1898, книга XI); 4) «I в. Ф.» — обзор профессора свой А. Крымского (Львов, 1898). См. статью Дегена в «Нов. Слове» (1897, книга III) и предисловие Славинского к русскому переводу «В поте лица» (Санкт-Петербург, 1901). Об этнографических трудах Ф. — у профессора Мусцова, во II тому «Современной малороссийской этнографии». А. Крымский.

Прикрепления: 7609904.jpg(16Kb) · 1174802.jpg(12Kb) · 7322355.jpg(23Kb)
 
УмницаДата: Четверг, 15.05.2008, 22:16 | Сообщение # 8
Admin
Группа: ВеселаЯ АдминкА
Сообщений: 417
Репутация: 8
Статус: Offline
давайте вы оцените друг друга? За 1 фото - +2 балла)

Умница и умничка.
 
MariyДата: Пятница, 16.05.2008, 23:05 | Сообщение # 9
Умный Умник
Группа: УмнаЯ УмничкА
Сообщений: 438
Репутация: 6
Статус: Offline
Аняшка-умняшка, + 20!!!
 
УмницаДата: Пятница, 16.05.2008, 23:16 | Сообщение # 10
Admin
Группа: ВеселаЯ АдминкА
Сообщений: 417
Репутация: 8
Статус: Offline
Mariy, добавляй баллы) А ты не знаешь, чего Аня не заходит в нет?

Умница и умничка.
 
Форум Умных Умников! » Знаменитые личности) » Биографии (но не целые) » Биографии украинских писателей
Страница 1 из 212»
Поиск:


Copyright MyCorp © 2016
Сделать бесплатный сайт с uCoz